aaa
Незабвенный Александр Васильевич Чичкин — сын, отец, старейшина

HRTimes №vremya-pervykh сентябрь 2017

Незабвенный Александр Васильевич Чичкин — сын, отец, старейшина

HRTimes №32, сентябрь, 2017 г.

Первый магазин, в который мне, пятилетней, разрешили пойти одной, был магазин «Молоко» — в соседнем доме, на Садовом кольце у метро «Павелецкая». Я обожала светлые кафельные стены, витрины со стеклянными бутылками и цветными блестящими крышечками: серебристой для молока, зеленой для кефира, розовой для ряженки. А нежные, желтовато-белые круглые сыры! А огромные куски шоколадного масла! Во времена моего детства такие магазины были по всей Москве. А придумал и создал специализированные молочные магазины в России Александр Васильевич Чичкин.

Некоторым Судьба дарует, несмотря на ураганы исторической эпохи, относительно спокойную и даже безмятежную жизнь. Других испытывает на прочность чередой сложных и подчас трагических водоворотов. Но иногда, для людей особых, избранных, жизнь оказывается захватывающим приключением, настоящей драмой, полной невероятных случайностей и странных закономерностей.

Впервые услышав про Чичкина, я испытала противоречивые чувства. С одной стороны, восторг от выпавших на его долю уникальных возможностей и уважение к его предпринимательскому гению. С другой — недоумение: почему я раньше про него не знала? И досаду — в нашей стране мало чтят героев. Правда, в 1949 году имя Чичкина присвоили одному из арбатских переулков. Но через 20 лет переулок исчез в результате активной застройки центра Москвы.

Малой родины Чичкина, волжского села Копрово, где он родился в 1862 году, тоже больше нет. Копрово ушло под воду при строительстве Рыбинского водохранилища, как и другие населенные пункты в районе печально известной Мологи.

Давно нет в Москве и наследия дореволюционного бизнеса великого предпринимателя — замечательных молочных магазинов, в которые я так любила заходить.

В поисках идеального отца

Отцу Чичкина, речному лоцману, не удавалось уделять должного внимания воспитанию сына. И умный Саша бессознательно начал искать столь нужную ему "отцовскую фигуру«— взрослого, который искренне поверит в его природные способности, поддержит, научит, наставит на путь истинный. У него сформировались две глубинные и противоречивые установки: с одной стороны, рассчитывать в дальнейшем только на себя, «бороться за жизнь», думать о своих потребностях и выгоде — раз беспокоиться больше некому, с другой — искать «идеального» отца, опекающего и заботливого, чьей бескорыстной помощью он всегда может воспользоваться.

Саша мечтал о ласковом внимании. Вот цитата из его дневника, который он, конечно, писал уже взрослым: «Ни о чем так не соскучился наш затырканный до предела, добрый и отзывчивый по натуре русский человек, как о простой человеческой ласке и внимании к себе, оттого и ценит он все это баснословно дорого...» И писал он это, без всякого сомнения, о себе.

На первых порах таким человеком для юного Александра стал иеромонах местной обители отец Федор Виноградов, отличавшийся деятельным нравом. Будучи казначеем монастыря и отличным организатором, он инициировал строительство школ и библиотек в селе Копрово, помог открыть народный театр и даже — редкую по тем временам новинку — кинотеатр. Чичкин везде сопровождал отца Федора, который сразу отметил смышленого ребенка. Под его покровительством Саша познавал деловой мир: слушал разговоры, впитывал новый опыт, развивал навыки переговоров.

Следующим «отцом-покровителем» для юного Чичкина стал купец, владелец молочного бизнеса Владимир Иванович Бландов. Вначале он направил Чичкина вместе с другими местными ребятами в школу с «молочным уклоном». Бландов и Никола́й Васи́льевич Верещагин (старший брат художника, большой специалист по сыроварению) открыли для детей общеобразовательную школу, в которой обучали и премудростям молочного дела.

На этом живое участие Бландова в жизни Александра Чичкина не закончилось. Оценив деловой потенциал молодого человека, Бландов способствовал продолжению его учебы в московском реальном училище, а потом в Петровской сельскохозяйственной академии. Он помогал ему как собственному сыну — устраивал, оплачивал расходы, давал советы. И как собственного сына отправил — представьте! — на три года учиться и стажироваться в Париж, в Институт Пастера. Удивительное расположение Бландова к парню из волжской глуши и его неисчерпаемые финансовые благодеяния позволили энергичному, набравшемуся опыта и знаний Чичкину после возвращения из Франции открыть в Москве первый молочный магазин с большим ассортиментом: от молока до сыров и масла.

Но история «отца и сына» имела странный и плачевный финал. Открывая все новые магазины, Чичкин подавлял и разорял своих конкурентов. В какой-то момент среди конкурентов оказался и Владимир Бландов — к тому времени реальный родственник Чичкина, который женился на его племяннице. Александр не пощадил своего благотворителя. Он предал того, кто его вырастил, помог состояться: поддержкой, советами, деньгами.

Произошел полный и страшный разрыв. Бландов ругался с Чичкиным, мстил ему, пытался манипулировать, подключая даже сотрудников магазинов. На первый взгляд, Чичкин поступил со своим «отцом-покровителем» крайне бессердечно, скверно, неблагодарно. Он совершил предательство. Мы можем попытаться найти психологические оправдания этого поступка. Например, такой. Выросши, обретя могущество, власть, Чичкин в лице бесконечно щедрого Бландова подсознательно «наказал» своего родного отца за невнимание, недостаток любви. Или другая подоплека: традиционный и сильно запоздалый «подростковый» бунт, сопротивление родительской власти, явный знак — «Стоп, я теперь самостоятельный, сильный, я способен уничтожитьвсех, даже могущественного отца». Но эти, признаюсь, не очень внятные объяснения не отменяют и не раскрывают факт совершенного предательства.

В поисках большого дела и славы

Глубинная психологическая установка «рассчитывай только на себя!» не позволяет доверять окружающим людям, но требует постоянного наращивания своих компетенций, реализации образующихся перспектив и возможностей: «Я должен использовать все шансы, чтобы состояться и ни в чем не нуждаться!»

Чичкин открыл на Петровке первый специализированный магазин «Молоко» (Александр Васильевич называл магазины «молочными станциями»), где впервые в одном месте продавались молоко и все молочные продукты, и стал неутомимо двигаться дальше. Он отличался редкостным трудолюбием и хозяйственностью. Великолепно считал. Был прагматичен. Обладал потрясающей дальновидностью, стратегической «зоркостью». В течение нескольких лет открыл по всей стране десятки аналогичных магазинов — с белыми кафельными стенами, высоким качеством и разнообразием товаров, отличной организацией поставок и обслуживания покупателей.

Все оборудование на предприятиях, все помещения магазинов ежедневно тщательно мылись. В магазинах Чичкина впервые в Москве был установлен кассовый аппарат, введен принцип «единого телефонного номера» для доставки молочных продуктов: после звонка на центральную молочную станцию служащие из ближайшего магазина Чичкина доставляли товар на дом заказчику. На каждом магазине, облицованном светлым кафелем, непременно красовалась именная табличка хозяина «А.В. Чичкин».

В то же время Чичкин, став успешным коммерсантом, метит в «производственники» и строит (или покупает) самые передовые, технологически оснащенные молочные заводы, маслобойные и сыроваренные предприятия. Таким образом, производство, переработка и продажа молока и молочных продуктов сосредоточились в одних руках — что гарантировало общую заинтересованность в высокой организации всего цикла, безупречное качество, грамотную логистику. Первый завод Чичкина стал лучшим в России и крупнейшим молочным предприятием Европы. В гараже предприятий Чичкина, помимо легковых машин (и сотни лошадей в конюшнях на нужды бизнеса), появляются первые в городе грузовики.

Александр Васильевич полон делового азарта, его амбиции, подпитываемые успехом, постоянно растут. Ему интересно жить, он решает творческие задачи развития своего бизнеса. Он становится по-настоящему богат. Купец первой гильдии. Собственный большой дом на Новой Басманной, прислуга. Всеобщие почет и уважение. Сестра Чичкина заканчивает медицинский факультет в Сорбонне. Три родных брата привлечены к семейному бизнесу в качестве управляющих, четвертый — врач — помогает в создании на молочном производстве микробиологической лаборатории. Известность предпринимателя Чичкина выходит за пределы России.

В поисках адреналина

Решительный, жесткий характер Александра Васильевича не вызывает сомнений. Также не вызывают сомнений его острый ум, предприимчивость, коммерческое чутье, упорство. Он стремился первым попробовать все новое — в жизни и в бизнесе. Ничего не боялся, обожал эксперименты, новые впечатления, высокий риск. Недаром его фамилия неизбежно ассоциируется и непроизвольно сплетается с гоголевским Чичиковым.

«Обреченный» на самостоятельность с раннего детства, он легко, играючи, приближался и даже порой пересекал грань очевидной опасности. Это был человек-адреналин. Он сам много, охотно и очень быстро ездил на автомобиле, первом в городе «роллс-ройсе». Конечно, в начале прошлого века на пустынных московских мостовых это было куда безопаснее, чем сейчас. Но и машины были в новинку! Еще одним развлечением Чичкина был аэроплан. Каждое утро, в любую погоду, он взлетал на Ходынском поле и маневрировал над Москвой. Эта была потребность — смотреть с верхней точки на город, ощущать иные ракурсы и масштабы, видеть новые горизонты, вдыхать ветер и свободу. Не меньший адреналин давал Чичкину и его стремительноразвивающийся бизнес.

В поисках управленческого мастерства

Тема отцовства в разных контекстах отчетливо проходит через всю жизнь Чичкина. Для своих управляющих и рабочих он стал настоящим отцом.

С одной стороны, очень требовательным, суровым. Еще бы — у него в лучшие времена (есть данные о численности на 1914 год), работали около трех тысяч человек! Чичкин вел записную книжку, названную им «Книга живота моего», в которую записывал характеристики и различные факты о своих сотрудниках. Говорят, в этой книжке было более 2000 фамилий.

Он держал немалый штат опытных специалистов — контролеров, которые в течение дня приезжали на автомобилях в разные молочные магазины, на склады, заводы. Появления контролеров всегда были внезапны, непредсказуемы. Их маршрут был неизвестен, но зато отлично известны требования: широкий ассортимент, чистота в залах, на складах, во всех производственных помещениях, неукоснительное соблюдение всех норм качества продуктов, быстрота и вежливость обслуживания покупателей.

Контролеры обладали высокой ответственностью и широкими полномочиями: именно они принимали кадровые решения, давали обязательные к исполнению указания относительно всех аспектов организации работы.

Все сотрудники были многофункциональны и не гнушались любой работы. Например, уборщиц на предприятиях не было, работники убирали сами. Чичкин являлся сторонником трудового воспитания: «Люди сами должны убирать за собой. Лучше доплатить им за этот труд, но нельзя лишать их этого полигона воспитания... Воспитание привычки к чистоте и опрятности — это не частное дело, от этого зависит в конечном итоге достоинство и уважение нашего народа к самому себе, престиж в глазах народов мира.»

С другой стороны, Чичкин для своих сотрудников был отцом заботливым, опекающим. Как хороший отец он подходил к делу воспитания вдумчиво, основательно, системно. Продумал главное и все нюансы. Чичкин обеспечивал работников жильем, открывал для них лечебные заведения, столовые. Он мечтал о крепкой команде единомышленников, в которой каждый сможет работать всю жизнь. Для реализации этой мечты Чичкин написал пятиэтапную концепцию мотивации для сотрудников: потенциальных и работающих.

Первый этап под романтическим названием «Рождение мечты и любви к профессии» заключался в том, что из его родных мест на волжских берегах отбирались наиболее смышленые ребята с явной склонностью к математике. В Москве они на средства Чичкина жили, питались, учились, приобщались к культурной жизни большого города и главное — начинали работать в молочных магазинах и на производстве. В детяхвоспитывали вежливость в обращении, тягу к знаниям, оперативность.

"В Москве все пятиалтынные одинаковы, а вы должны блестеть!«— эта обращенная к ребятам фраза Чичкина задает однозначный вектор его наставнических устремлений.

Второй этап Чичкин назвал «Энтузиазм». Молодые сотрудники 20-25 лет активно поощрялись как за стабильные, достойные результаты своего труда, так и за предлагаемые инициативы. Чичкин поучал своего брата Ивана, работавшего в его магазине в Одессе:

«Опирайся на тех, кто оказывает тебе сопротивление, имея собственное мнение, инициативу и светлую голову». Хорошим, увлеченным делом, честным, и — что немаловажно — творческим работникам были гарантированы материальный и карьерный рост.

Третий этап назывался «Честолюбие» и затрагивал здоровые амбиции тридцатилетних сотрудников. На предприятиях Чичкина была внедрена постоянная ротация персонала. И перевод на новое место для лучших сотрудников непременно сопровождался повышением в должности и зарплате. Оценку — кто же заслуживает особого поощрения — проводили все те же контролеры.

Четвертый этап — «Спокойное ожидание», или «Ритм» — для сотрудников 30-40 лет. Люди, которые много лет достойно работали, отдавали предприятию все силы, вправе ожидать поощрений за «выслугу лет». И чем дольше сотрудник работал, тем больше он получал денег, «наградных», иных поощрений и льгот.

Пятый этап, «Исполнение мечты», для сотрудников 40-65 лет предусматривал покой, опыт и уважение. Эти сотрудники выступают для огромного коллектива мудрыми советниками, наставниками, почетными специалистами, консультантами.

Чичкин неутомимо строил на своих предприятиях слаженные, динамичные, эффективные команды. Осуществляя умный, тщательный и очень практичный отбор, отслеживая и развивая талантливых юношей, воспитывая ответственность, мастерство и лояльность, он добивался потрясающих результатов. Его бизнес процветал, а работники боготворили своего руководителя, благодетеля, отца. Может быть, вспоминая покровителя Бландова и учиненную над ним расправу, он стремился делами искупить вину?

В поисках спасения

Судьба многое даровала Чичкину, а потом многое отняла. Биография героя достигла счастливой кульминации. Все надежды оправдались, все посевы дали всходы. Но героический сценарий «требовал» трудностей, преодолений, кровавых битв. Все это случилось. Наступил 1918 год, полный тяжелых испытаний и страшных бед: трагическая гибель единственного сына Александра, внезапная смерть двух братьев — соратников и помощников в бизнесе, национализация всех предприятий, поспешная эмиграция во Францию.

Когда Чичкин в молодости учился в институте Пастера, перед ним простиралось блистательное будущее. Были мечты, силы, планы, и Франция была прекрасна. Спустя десятки лет во Францию попадает по сути другой человек — за плечами которого громкие победы и тяжкие поражения, утрата Родины, горе, отсутствие перспектив. Родина его предала. Его, который был так предан России, так много сделал для соотечественников. Известно, что некоторые русские купцы в эмиграции просто не выживали — совершали самоубийства, быстро умирали в полной нищете. А другие, несмотря ни на что, смогли развернуться в прежнюю силу. Что же Чичкин?

Через четыре безрадостных года, в 1922 году Александр Васильевич возвращается в советскую Россию. Поступок странный, непонятный и, казалось, катастрофичный. Ехал прощаться, умирать? Нет. Ехал прощать. Скорее всего, сам в далекой молодости предав своего покровителя, он смог простить предательство, совершенное по отношению к нему самому. Предательство родины. И начать жизнь заново. Пройдя через страдания, очиститься от всех грехов.

Он будто чувствовал, что его профессиональная биография может иметь продолжение в совершенно иных социальных условиях. Благодаря помощи влиятельных советских деятелей он попал на работу в Народный комиссариат торговли, к самому Анастасу Ивановичу Микояну. Как это получилось? Сработали «старые связи» — известный предприниматель, богатейший купец Российской Империи Чичкин, всегда открытый новым веяниям, когда-то сочувствовал революционным исканиям своих знакомых и даже прятал у себя преследуемых царской полицией сторонников создания нового общества. И теперь его отблагодарили. Он был снова готов к приключениям и драйву. Он опять говорил на родном языке, был востребован, активен, работоспособен. Высочайшая гибкость, приспособляемость, острое желание жить, выручали Чичкина в любой сложной ситуации. Судьба сделала сложный виток, но он справился, преодолел, «вынырнул». Он опять «на коне». Введение НЭПа позволило ему «взяться за старое» — он снова открыл в Москве молочный магазин!

Вся дальнейшая жизнь Александра Васильевича вписывалась в непростую историю страны. Он пережил несколько лет ссылки в Северном Казахстане, постоянно много работал — консультировал, читал лекции технологам, помогал в организации производства и торговли молочными продуктами в разных республиках СССР. Во время Великой Отечественной войны участвовал в создании новых технологий «кризисного молочного производства» — в условиях ограниченных ресурсов. Он был по-прежнему полон творческих идей, все его предложения были масштабны, разумны, практичны. Многие из них были внедрены. Так, например, специализированный магазин «Сыр» на ул. Горького (Тверской), который, уверена, помнят многие москвичи, был открыт с активным и непосредственным участием Чичкина. Он был уже не «отцом», а «старейшиной» молочного дела.

В поисках покоя

Став официально пенсионером в 1933 году, Чичкин после этого еще 15 лет активно работал. Он не привык отдыхать, даже всецело заслужив этот отдых. Работал до самой смерти в 1949 году. Не искал покоя.

Слава и забвение. В поисках истины

До революции Чичкин сосредоточил в своих руках огромную долю производства и торговли молочными продуктами. Накормил тысячи людей, ввел множество новшеств, обучил сотни профессионалов, был преданным апологетом культуры производственной чистоты, честности, качества. Был патриотом России. Как-то написал: «Поэты поэтами, но ведь и бочкою масла, и головкою сыра, и бутылкою вкусного молока можно в равной степени славить свое Отечество, служить благу и расцвету родной земли».

После революции, в 1926 году Чичкин, бывший богач, купец и эксплуататор, получает большую советскую награду — орден «Знак Почета».

В 1942 году в связи с 80-летием ему присвоили звание «Ударник третьего пятилетнего плана». В 1944 году он получает телеграмму с личной благодарностью Сталина. Большая честь была оказана ему и после смерти —Александра Васильевича похоронили на элитном Новодевичьем кладбище.

Недавно я провела короткий опрос среди руководителей крупного и среднего бизнеса — кто знает имя «молочного» предпринимателя Александра Чичкина. Его не знал никто. Даже менеджеры молочной компании Danon— я говорю о русских сотрудниках. Его имя и дело забыты, его наследство — чудесные молочные магазины не сохранились. Конечно, историки, москвоведы, узкие специалисты пищевой промышленности слышали про незаурядного человека, но этого мало. Говорят, его ценят и помнят в Японии как автора инновационных методов организации деятельности и работы с персоналом. Но у нас он забыт и забыт незаслуженно.

Я надеюсь, к нему придет еще слава. Вечная, безусловная, неслучайная.

Читать полный выпуск журнала HRTimes №32

Желаете продолжить общение?

Мы помогаем HR-специалистам и владельцам бизнеса подбирать только лучшие решения

Обзорная статья 04.09.2019

Ведомости: Почему компании увлеклись корпоративным волонтерством