The company #1 in the field of personnel management

Как компании борются с несунами

Корпоративная культура, Макарушкина Мария, Машиностроение


Ведомости №127 (3389)

Недавно на «АвтоВАЗе» удалось обнаружить «канал», по которому рабочие переправляли за пределы завода различные запчасти. Им оказалась подземная река, а точнее — ливневая канализация. По ней злоумышленники сплавляли детали в мешках. В последний раз — на сумму около 1 млн руб. В пресс-центре компании рассказали и о других случаях. Так, на контрольно- пропускном пункте в прицепе грузового автомобиля сотрудники службы безопасности обнаружили фальшстенку, за которой злоумышленники прятали различные комплектующие. А в кузове другой машины под слоем полиэтиленовой пленки находился большой груз пластизольной мастики. Еще в одном автомобиле, который вывозил мусор с территории завода, нашли пять упаковок со спецодеждой.

Выносить что-либо с завода сотрудники рискуют даже в одиночку. Так, один из работников пытался спрятать запчасти за поясом брюк, а оператор автоматических и полуавтоматических линий и станков намеревался пронести в сумке и карманах пиджака две фрезы и восемь обрезков медного прута. Еще у одного работника охрана на проходной обнаружила примотанные скотчем к туловищу и ногам четыре ремня генератора для «Ларгуса» и пять контроллеров салона и зажигания для «Ниссана».

Во имя справедливости

«Причинами воровства могут быть как сформированные с детства негативные моральные установки, так и стремление человека компенсировать неудовлетворенность, например, карьерой или зарплатой. В этом случае работник, воруя у работодателя, как бы пытается восстановить справедливость», — говорит Мария Макарушкина, партнер «ЭКОПСИ Консалтинг».

Как правило, люди, которые считают, что им недоплачивают, берут не только для себя, но и для родственников, которые, на их взгляд, тоже оказались в несправедливой ситуации, объясняет масштаб производственных краж Вячеслав Болтрукевич, старший преподаватель Высшей школы бизнеса МГУ: «Хотя на самом деле воровать — значит относиться к своему заводу и рабочему месту не по-хозяйски».

Похитители сахара

На «АвтоВАЗе» в местах, где риск хищений наиболее велик, — на конвейере, складах и внутренних транспортных маршрутах — установили видеонаблюдение, а на контрольно-пропускном пункте — специальное устройство, которое сканирует автомобили. Работники завода и сами могут предупредить о воровстве, анонимно связавшись со службой безопасности: информация с ее телефоном и электронным адресом висит на всех проходных и рабочих местах. «Подсчитать суммарный экономический эффект от применения всех мер борьбы с воровством нелегко, так как значительная часть из них носит превентивный характер, — рассказали в компании. — Тем не менее за 2012 г. экономический эффект от работы службы безопасности превысил 650 млн руб.».

«Никто с точностью до копейки не может подсчитать потери от воровства,- считает Ирина Эльдарханова, председатель совета директоров компании “Конфаэль”. — Объективной картины не дает даже инвентаризация, когда фактические остатки сырья на производстве сверяются с учетными для выявления излишков или недостач».

«Технолог производства может намеренно сократить количество сахара при изготовлении продукции, а потом его излишки присвоить, подогнав нужные цифры в документах, — соглашается Вячеслав Борисов, начальник службы защиты собственности АПК “Стойленская нива” (специализируется на переработке зерна и изготовлении хлебобулочных и кондитерских изделий). — Такое воровство выявлять сложнее, здесь нужен комплексный подход».

По словам Эльдархановой, чтобы у рабочих не возникало желания воровать, им разрешается покупать продукцию фабрики по цене себестоимости. «Правда, на общую сумму не более 100 000 руб. в год, иначе обязательно найдутся те, кто захочет торговать конфетами на развес», — пояснила она. Другая мера — все работники фабрики «Конфаэль» заключают с работодателем трудовой договор, в котором их предупреждают о возможном увольнении в связи с утратой к ним доверия (п. 7 ст. 81 ТК). «Это касается тех, кого, во-первых, задержали на проходной с поличным, а во-вторых, в отношении действий которых провели расследование и доказали факт воровства, — отмечает Эльдарханова. — Все эти меры вкупе дают эффект — в “Конфаэле” потери от хищений не превышают 0,1% от оборота. На других фабриках они могут достигать до 1% от оборота».

На всех производственных предприятиях «Стойленской нивы» действует система поощрений и наказаний. Поощряют премией в размере 1000 руб. тех, кто помог предотвратить воровство, и наказывают провинившихся (даже тех, кто украл булку) — их лишают 100% премии. Нововведения позволили сократить объем хищений на 30%, рассказали в компании.

Впрочем, работодатели практикуют и старые, опробованные временем методы, устраивая, например, ночные засады.

«На одном из наших заводов был случай, когда работник в ночную смену перебрасывал через забор 3-килограммовые пакеты сахара, — вспоминает Борисов. — Специалисты службы внутриобъектного контроля поймали вора на месте». Таких работников, по его словам, наказывают не только лишением премии, но и выговорами с занесением в личное дело или увольнением (в зависимости от объема и частоты нарушений).

Сотрудники службы безопасности «АвтоВАЗа» поймали расхитителей, которые переправляли запчасти по ливневой канализации, тоже ночью — во время очередного рейда. Русло подземной реки потом перегородили металлической решеткой.

Похитители времени

«Все пытаются оценить потери от краж материальных вещей, но воруют не только сырье, запчасти и продукты. Воруют еще и время, — обращает внимание Болтрукевич. — Нередкая ситуация на заводах — работник не выполняет заказ в срок и переносит его на выходные или праздничные дни, которые оплачиваются в повышенном размере». Бороться с такими злоупотреблениями методом слежки и наказаний бесполезно, считает эксперт, нужно делать так, чтобы люди не хотели спекулировать на переработках. «Отдай эти деньги рабочим — все равно заберут» — вот правило, которым должно руководствоваться начальство, — считает Болтрукевич. — Сделайте так, чтобы люди получали за пять дней столько, сколько они получают вместе со сверхурочными, и продолжайте искать пути мотивирования работников, вознаграждая их за скорость и качество работы».

Не рублем, а страхом

Впрочем, для работодателей такой метод — редкость, в основном они используют силу страха, признают эксперты. Из своей практики Макарушкина вспоминает случай, как руководитель одного ювелирного завода добивался снижения воровства, применяя разного рода мистификации: создавал, например, специальные стенгазеты, в которых рассказывал про людей — вымышленных работников завода и то, с каким позором они были уличены в воровстве и уволены. Люди боялись, случаи хищений после таких «наглядных» примеров значительно сокращались, отмечает она.

Разоблачать воровские настроения помогали также подставные сотрудники — их на ювелирном заводе было по 2-3 человека в каждом подразделении. «Речь идет не о психологах, которых несуны, как правило, очень быстро вычисляют, а о простых работниках, лояльных компании и руководителю. То есть тех, кто прошел испытания временем и трудностями бизнеса», — поясняет Макарушкина.

«Универсальных правил того, как привить уважение к чужому имуществу, нет, но иногда в обмен на заботу о человеке работник готов предложить заботу о собственности работодателя, — заключает Болтрукевич. — Главное — повернуться лицом к людям, т. е. решать проблемы не только производства, но и рабочих: одному предложить гибкий график, другому купить новую спецовку, третьего не забыть похвалить». Такой подход сложен и требует от руководителя терпения и последовательности действий, признает он: «Но, во- первых, люди быстро не меняются, а во-вторых, одни пользуются доверием, другие, напротив, его ценят».

Читать статью на сайте газеты “Ведомости”

COMMENTS

ADD COMMENTS

Мероприятия

Опрос

Какая корпоративная культура в вашей компании?

Принять участие в опросе

Loading ... Loading ...